Главная » 2017 » Апрель » 27 » Пираты Карибского моря 5 Мертвецы не рассказывают сказки


11:36
Пираты Карибского моря 5 Мертвецы не рассказывают сказки

Пираты Карибского моря 5 Мертвецы не рассказывают сказки.jpg



 



 



Впрочем, нет худа без добра. Его неотвязная настойчивость заставляет Гульдане разыскать Махмуда, своего «законного мужа». Что влечет их друг к другу? Скорее всего, чувство одиночества, потерянности в большом городе.

Отныне они вместе. Их брачное ложе — постеленные на полу матрацы — упирается в огромную, во всю стену комнаты рекламу «Мальборо»: красавцы ковбои в лихо заломленных шляпах скачут по прерии. Как непохож зазывный оптимизм этой картинки на реальную жизнь, с которой героям приходится повседневно сталкиваться! Но все же и в этом тусклом мире есть свои проблески счастья.







Махмуду удается найти работу на стройке. Теперь по утрам они вместе сбегают вниз по лестнице, и весь мир вокруг уже не кажется таким пустым и пасмурным.







Впрочем, и это счастье ненадолго. Гульдане беременна. Это вовсе не входило в планы Махмуда. Он уже привык к городской жизни, к дешевым кабаре и барам, где можно поиграть с приятелями в лото, подхватить на вечерок не слишком привередливую девицу. Он не для того ехал в Европу, чтобы опять возвращаться в затхлую дыру, из которой еле выбрался. А без жены он здесь тоже оставаться не может, полиция выставит его как не имеющего вида на жительство. Да и подруга тоже советует Гульдане не спешить с ребенком, подзаработать еще малость деньжонок, купить еще один этаж дома (на один та уже собрала), а там возвращаться на родину.





Гульдане уже почти согласна с резонностью этих доводов, уже идет в клинику, но что-то в последний момент заставляет ее сбежать прямо с больничной каталки. Трудно сказать, что именно. Может быть, просто инстинкт жизни, инстинкт материнства.







Когда Гульдане катит по вокзалу тележку с вещами, чтобы навсегда расстаться с этим городом, какой-то спешащий, проталкивающийся в людском потоке человек сбивает ее с ног. Опрокидывается тележка, рассыпаются по полу куклы, коробки, пакеты. Никто не обращает на Гульдане внимания, не пытается нагнуться, чтобы помочь ей. Стена безразличия, окружавшая ее все проведенные здесь годы, как будто материализовалась, стала сейчас осязаемо ощутимой. Что видела Гульдане в этой стране?. Дом, метро, фабрику, дом, метро, фабрику. Глаза ее полны слез, но вдруг она начинает смеяться. Что в этом смехе? Истерика? Отчаяние? Прощание с постылой, не принесшей радости жизнью? Или еще и проблеск света, забрезжившей впереди надежды? Скорее всего, все вместе. Стоп-кадром ее застывшего лица, словно бы обращенным в будущее знаком вопроса, заканчивается фильм....







Проблемы, которые волновали авторов этого искреннего, достоверного в мельчайших подробностях фильма, как подтвердили и другие фестивальные ленты, не есть проблемы одной только Турции. С тем же сталкиваются сегодня и другие страны развивающегося мира. Самая деятельная, трудоспособная часть их населения утекает за рубеж, чтобы пополнить рынок дешевой, выгодной для хозяев рабочей силой в промышленно развитых государствах Европы и Америки. Не есть ли это продолжение прежней колониальной политики? Раньше силой захваченных рабов продавали, как скот, на невольничьих биржах Нового Света. Теперь их потомки «по доброй воле» предлагают себя на трудовых биржах бывших метрополий. Разве это не так? — словно бы говорит своим фильмом «Вест-Индия» мавританский режиссер Мед Хондо.







Поставленное им кинозрелище необычно по форме. В нем нет привычного сюжета-повествования. Герои не психологически разработанные характеры, а скорее маски, условные фигуры, или карикатурно шаржированные, или монументально обобщенные, возведенные в степень символа. Действие откровенно театрализовано, обращено на публику. Памфлетный политический диалог сменяется пением и танцами. Время действия прихотливо движется, перескакивая вперед и назад через столетия. Палуба фрегата, служащая декорацией всему фильму, силой зрительского воображения превращается то в зал ассамблеи, то в городскую улицу, то становится самой собой — невольничьей посудиной, перевозящей через океан «черный товар». Рассказ о трехсотлетней истории колонизации французами островов Карибского моря облечен в форму, являющую собой нечто среднее между рок-оперой и брехтовским политическом театром.

Просмотров: 2567783 | Добавил: | Рейтинг: 2.9/393
Всего комментариев: 0
avatar